ЕВСТАХИЙ

Евстахий, третий великий анатом XVI века, умер в 1574 г. в воз­расте около 54 лет. Он был приверженцем Галена и заявил однажды, что предпочел бы заблуждаться вместе с Галеном, чем идти к истине вместе с новато­рами анатомии. Тем не менее и он постиг истину.

Евстахий родился в маленьком итальянском город­ке в семье врача, образование получил в Риме. В воз­расте 22 лет он был вынужден взять практику рано умершего отца. Однако серьезный интерес к изучению классической древности вскоре побудил Евстахия за­нять должность архивариуса-библиотекаря при дворе одного герцога. Здесь у него нашлось достаточно вре­мени для занятия гуманитарными науками и матема­тикой, которую он также любил.

Поворот в судьбе Евстахия вызвало избрание в кар­диналы дружившего с ним младшего брата герцога, который взял Евстахия с собой в Рим, где тот стал про­фессором римской высшей школы — Сапиэнцы. Здесь ему и представилась возможность заняться анатомией.

Евстахий изучал и описал многие органы тела. Со­временным студентам это имя известно главным обра­зом по названному в его честь трубчатому ходу, веду­щему от носоглотки к барабанной полости и соеди­няющему, таким образом, среднее ухо с воздухом, находящимся снаружи. Евстахиева труба необходима для уравнивания давления воздуха между средним ухом и наружной атмосферой. Обычно эта труба закрыта и открывается лишь при глотании и зевании.

Евстахию принадлежит открытие надпочечника — этого маленького, почти закрытого с трех сторон орга­на на верхней оконечности почки, о жизненно важной роли которого Евстахий, конечно, не мог и подозревать. Только в наше время обнаружено, что надпочечник — один из главнейших поставщиков гормонов. Сама почка и зубы также были объектами его внимания, причем для сравнения он вскрывал трупы животных, а также изучал, каким образом эти органы развиваются у чело­веческого зародыша.

Результаты своих наблюдений Евстахий объединил в иллюстрированном анатомическом сочинении, которое так и не завершил. Его сотрудник Пини унаследовал медные доски с выгравированными рисунками, однако ничего с ними не сделал. Наследники Пини также от­ложили их в сторону. Эти доски были обнаружены 150 лет спустя и переданы папе римскому. Тот отдал их своему лейб-медику Джованни Ланчизи, который сам был анатомом и понял ценность досок. Он написал к ним новый текст и издал в 1714 г. Эти анатомические картины до середины XIX века служили учебным атла­сом для врачей и студентов-медиков, которые не пере­ставали изумляться ясному и верному воспроизведению органов.

Как все анатомы, Евстахий подвизался и в качестве практического врача; он приобрел славу хорошего и доброжелательного целителя. Студенты восхищались его увлекательными лекциями. Черты этого анатома как ученого и как человека соединяются в одно прекрасное и благородное целое, и вполне справедливо поставить его рядом с Везалием и Фаллопием. «Каждый из них трех по-своему, — говорит бернский анатом профессор Э. Хинше, — в меру своих способностей сознательно и бессознательно способствовал преодолению анатомии Галена. Однако они не только опрокинули старое, но и разработали основы для нового и более совершен­ного познания структуры человеческого тела. Благода­ря их трудам эти новые знания распространились с необычайной быстротой. Они настолько отличались от прежних представлений, что заняться ими должен был всякий, кто только интересовался анатомической наукой».

Похожие материалы:

По следам Везалия 

Открытие кровообращения 

Другие анатомические открытия

Альбрехт фон Галлер


   
© Медицинские науки. Перепечатка материалов сайта без действующей обратной ссылки запрещена!