ИЗУЧЕНИЕ МОЗГА

Настала эпоха эксперимента и электричества; и то, и другое можно было применить и к мозгу. Можно было раздражать электрическим током определенный участок головного мозга живого подопытного животного и наблюдать затем подергивание то одной, то другой ноги или же реакцию мышц головы, — короче говоря, можно было видеть, что отдельные области мозга отвечают на раздражения реакцией особого рода. И всегда раздраже­ние одного и того же участка мозга сопровождалось определенной реакцией, подергиванием определенной мышцы.

Поль Брока — сын военного врача, родившийся в 1824 г. в Жиронде, еще студентом обнаружил выдаю­щиеся способности и достоин того, чтобы ею имя было названо здесь. Он охотнее всего занимался анатомией и антропологией, т. е. наукой о человеке вообще; он не был врачом, специализировавшимся в какой-либо одной области, а знал помногу обо всем. Он заметил во время одного из вскрытий, что у человека, потерявшего вслед­ствие удара дар речи и вскоре затем умершего, крово­излиянием была разрушена третья мозговая извилина. Эта извилина еще в начале XIX века была описана ге­ниальным Христианом Рейлем, профессором в Галле, а затем в Берлине, получившая впоследствии наимено­вание рейлева островка. Ныне любой студент знает, что у человека, которого (в результате удара разбил право­сторонний паралич, наступает и расстройство речи имен­но потому, что кровоизлияние мозга произошло на левой стороне, в связи с чем поражается и центр речи, или центр Брока.

Это было лишь началом. Затем работавший в Гер­мании и Швейцарии Эдуард Гитциг доказал наличие двигательных корковых полей, т. е., что раздражение определенных участков мозговой коры (вызывает опреде­ленные движения 1мышц. В Берлине работал Густав Фрич, производивший сравнительные исследования моз­га человека и животных. Во время экспериментов на животных, обнажая мозг и присоединяя электроды, они обнаружили, что раздражение определенных полей коры головного мозга вызывало вполне определенные движе­ния. При раздражении левой стороны наблюдались дви­жения правой конечности и аналогичные движения левой конечности при раздражении правой стороны коры. Таким образом, были открыты двигательные корковые поля, что, несомненно, явилось одним из крупнейших откры­тий в организме млекопитающего и человека Научный мир сразу же осознал величие и значение этого откры­тия и увидел перед собой новую область физиологии, заслуживающую изучения.

Герман Мунк, ученик Иоганнеса Мюллера и Дюбуа- Реймона, пошел еще дальше Гитцига и Фрича; он систе­матически удалял у собак и кошек куски коры из мозга и наблюдал, что будет с животными. Он открыл, что в .мозгу есть не только двигательные корковые поля, спо­собствующие движению, но и чувствительные участки — центры чувственных восприятий. Он открыл, что центр зрения находится в задней доле мозга, центр слуха — в височной доле; удаляя затылочную долю мозга, он мог сделать животное «душевно слепым»: обладая зритель­ной способностью, неповрежденным зрительным нер­вом — анатомический зрительный аппарат был в полном порядке, — животное ничего не могло видеть, т. е. не могло воспринимать, осознавать видимое, зрительные впечатления не усваивались. Результатом была та же слепота, как и при потере глаз.

Эти опыты были продолжены другими учеными. Ис­следования дали новые факты. Особо следует отметить венского ученого Константина Экономо — многосторонне одаренного человека, давшего наглядное представление о функциях центральных участков головного мозга. В так называемом черном веществе мозга он обнаружил центр жевания и глотания, а в среднем мозге — центр, управ­ляющий сном; кроме того, он описал строение коры моз­га взрослого человека.

Конечно, все эти открытия еще не дают закончен­ного представления о человеке. Однако известно уже очень многое, и можно с уверенностью сказать, что цен­трами движения у человека служит передняя централь­ная извилина мозга, часть задней центральной извилины и первая лобная извилина. Известны даже еще более точные данные. Так, например, установлено, что в пе­редней центральной извилине, считая сверху вниз, на­ходятся центры следующих частей тела: пальцев ног, голеностопного сустава, бедер, плеч, локтей, запястий, пальцев, рта, языка, гортани. Итак, наука располагает уже весьма подробными сведениями о тех местах в моз­гу, которые служат для названных мышц командными инстанциями и откуда воля человека направляется на движения, чтобы воплотиться в действии. Корковое поле туловища было обнаружено в первой лобной извилине, корковое поле произвольных движений мочевого пузы­ря и прямой кишки — в передней центральной извилине, в то время как управление непроизвольными, не зави­симыми от воли движениями этих органов исходит из спинного мозга.

Что касается корковых полей, в которых заканчива­ются органы чувств, то они были и остаются объектами многочисленных исследований. Опухоли, закупорки кровеносных сосудов и мозговые кровоизлияния, иногда и другие патологические явления у человека дают воз­можность вести наблюдения, приводящие к выводам, ха­рактеризующим значение того или иного коркового поля.

Если разделить кору головного мозга человека или животного на поля, то можно убедиться, что лишь часть полей нам известна в качестве центров движений или чувствительных восприятий, о значении же остальных полей мы ничего не знаем. Со временем будут определе­ны и многие, до сих пор еще неопознанные поля. Уста­новлено, что у человека примерно одна треть «коры го­ловного мозга — место корковых полей, управляющих движениями или воспринимающих чувства. Часть остальной корковой поверхности рассматривается как «центры ассоциаций», служащие высшей деятельности мозга, и не только обработке и восприятию, но и позна­нию и иным духовным способностям, что позволяет производить целенаправленные действия.

Любопытно привилегированное положение левого по­лушария головного мозга, указанное при упоминании об извилине Брока, управляющей речью. Это, безусловно, связано с праворукостью, но можно сказать и наоборот: превосходство в положении и значении левого полуша­рия мозга обусловливает праворукость. Правши — 95% всех людей, как причина или как следствие, но во вся­ком случае главную роль здесь играет связь с левым полушарием мозга. При повреждении левого полушария мозга, — чаще всего это бывает при кровоизлиянии в мозг, при ударе, — парализуется или получает какие-либо другие повреждения правая половина тела; при этом нарушается и способность речи, причем это в какой-то степени отражается и на левой половине тела. Напротив, при ранении или повреждении правого полушария мозга бывает поражена исключительно левая сторона тела, речь не нарушается. Причина этого явления еще неизве­стна.

Похожие материалы:

Иван Петрович Павлов

Анатомия в древние времена

Гиппократ

Аристотель


   
© Медицинские науки. Перепечатка материалов сайта без действующей обратной ссылки запрещена!